Война

       
 
           
           
   

 

     
           
           
   
     
 

 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
 

 
     
     
     
 

1.

 
     
     
     
 

 
     
     
     
 

 

 
 

Петр Иванович смотрел в окно и видел большие лужи на асфальте. Весна никак не хотела начинаться. Ставшие уже почти черными горы снега, накиданные по обочинам дорог и тротуаров  таяли медленно, крупинки соли хрустели под ногами утренних прохожих. Мартовский холодный  ветер заставлял их наклонять головы вперед и идти как можно быстрее. Небо начинало светлеть. Может быть, уже сегодня распогодится и наконец выглянет солнце - так хотелось тепла,  чириканья воробьев на ветках и запаха весеннего дождя.

 
     
 

Дочь ушла на работу, а Петр Иванович остался дома, он болел. Его тело перестало слушаться. Слабость, дрожь, тошнота - онкология не приговор, но все же, было страшно и от мысли что дальше становилось плохо. Ему казалось, что в его теле поселилось нечто чужое, незнакомое и умное, что жило своей отдельной жизнью и не обращало  на него никакого внимания.

 
 

 

 
 

В общем, тело объявило ему войну, вернее война шла внутри его тела и совсем не с ним, но этого он не знал. Война не началась внезапно, как это бывает всегда, ее можно было предотвратить, ее могло вообще не быть, но так уж случилось, что одни человеческие клетки перестали доверять другим и те из друзей стали врагами, так ведь бывает и часто на пустом месте, из-за мелочей.

 
 

 

 
 

Был друг, а стал враг, а враг подлежит уничтожению. Сначала шли дипломатические переговоры, и можно было все уладить, но подозрительность и недоверие были, есть и будут причинами многих бед, ссор и потерь. Потом в ход пошли угрозы и шантаж - не помогло, подозреваемые  упорно не хотели признавать себя виновными, агрессоры не успокаивались - война была неизбежна.

 
 

 

 
 

Наконец, командиры начали  отдавать приказы, солдаты исполнили и война началась. Настоящая война внутри человеческого тела. Артиллерийские залпы, танковые атаки, бомбардировки с воздуха. Реки артерий несли отравленную кровь к здоровым органам. Противники стояли на смерть опухоль росла.

 
 

 

 
 

Петр Иванович прислушался к своему телу пока ничего не болело, но он знал опухоль внутри, она затаилась, молчит, но строит коварные планы и хочет его уничтожить. Она его, а он ее. И здесь тоже никто не хотел сдаваться. Каждый считал себя сильней, умнее и дальновидней.

 
 

 

 
 

Он перестал доверять своему телу. Такое предательство 60 лет он кормил, поил, обслуживал его  и теперь вот так вот, под дых, ударом снизу, когда не ждешь. Таблетки, химиотерапия, народная медицина. Тело отвечало ему тошнотой, слабостью и внезапными головокружениями.

 
 

 

 
 

- Ну ничего, мы еще посмотрим кто кого, подумал Петр Иванович и переключился на другую заботу - своего соседа по даче.- Не человек, а зуб больной, зло подумал Петр Иванович и тут же охнул кольнуло где-то сбоку.  Михалыча он знал давно, еще с тех времен как нарезали участки.

 
 

 

 
 

Они дружили семьями, ходили в лес, выходные, отпуска, праздники все вместе, через сетку-рабицу он целыми днями видел красную кепку Михалыча и цветастый халат Тоньки его жены. Антонина пекла вкуснейшие шанежки с яблоком, смородиной и малиной. Посыпанные сахарной пудрой они таяли во рту у Петра Иваныча по воскресеньям, а по пятницам он сам угощал Михалыча березовым соком, так он называл свой самогон,  чистый, как слеза гимназистки, - смеялся Михалыч, рядышком за общим столом смеялась Тоня, хрустя огурчиком и всем было хорошо, дружно и весело.

 
 

 

 
  - Был же человек человеком, - думал Иван Петрович, да, видно, идут годы, меняется характер у людей.  
 

 

 
 

Началось с  подъездной дороги к их участкам. Собирали деньги со всех, равными суммами, а у Михалыча вдруг, не оказалось, пришлось раскидать на всех.

 
 

 

 
 

- Он не сдавал, а по дороге теперь ходит - несправедливо. Шлагбаум поставить, чтобы посторонние не заезжали, тоже не захотел теперь сам в тишине спит, а кто за тишину платил? Нехорошо. Начались взаимные претензии, обиды и подозревал Петр Иванович, что Михалыч пускает  кур в его огород, пока их на даче нет и вообще, ему завидует. -

 
 

 

 
 

 

 
     
 

1.

 
     
     
     
 

 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
 

 
     
     
           
           
           
             
                      
2018  psyhoskaz.ru